2.2. Научно-технический прогресс как ценность

Другая важная особенность информационного общества, имеющая значение для его правового оформления — понимание научно-технического прогресса как ценности. Цифровые информационные технологии обеспечивают развитие экономики и социального благополучия, а также существенно повышают качество жизни людей. Поэтому представление о техническом прогрессе как общественной ценности вполне обосновано. При этом важность цифровых технологий для общества пока не нашла признание на конституционном или законодательном уровне. 

Для примера можно привести широко известное судебное решение по делу о жалобе А.Л. Буркова на ООО «Гугл» (дело № 2-783/2015 ~ М-8090/2014). Суть претензии сводилась к тому, что истец потребовал прекращения чтения своей электронной переписки на gmail.com роботами Google. Он обнаружил это в связи с тем, что компания предлагала ему контекстную рекламу на основе содержания его писем. Несмотря на то, что факт анализа электронных сообщений роботами бесплатных почтовых сервисов уже тогда был общеизвестен и пользовательское соглашение Gmail содержало явное указание на возможность автоматизированного анализа содержания сообщений, истец счел, что оно не соответствует нормам конституционного права на тайну переписки и не должно применяться. Суд встал на сторону истца, сделав вывод, что Гугл, размещая рекламу в сообщении истца, руководствовался результатами мониторинга его электронной корреспонденции, тем самым нарушил тайну переписки. Суд запретил ООО «Гугл» встраивать рекламу в переписку истца и обязал ответчика компенсировать моральный вред.

На наш взгляд, указанное решение небезупречно с точки зрения понимания закономерностей развития цифровых технологий и их общественной значимости.

Во-первых, обработка почтовых сообщений роботом происходит без непосредственного изучения человеком и поэтому ее квалификация как нарушение тайны переписки вызывает обоснованные сомнения.

Во-вторых, запрет на изучение сообщений электронной почты, а значит и использование их содержания для персонализации рекламных сообщений создал препятствия реализации бизнес-модели Google, благодаря которой компания имела возможность предоставлять доступ ко многим своим сервисам бесплатно. Очевидно, что исполнение решения суда привело к серьезной перестройке технологических процессов, повлекшей для компании непредвиденные издержки. Вполне вероятно, что в итоге они привели к ухудшению положения потребителей повышению цен на цифровые услуги, оказываемые компаний, или отказу от запуска новых продуктов.

Не менее обосновано утверждение о том, что безответственное внедрение цифровых технологий приводит разрушению традиционных ценностей, многие из которых, в отличие от научно-технического прогресса, имеют конституционное признание. 

Так, применение технологии распознавания лиц на основе машинного обучения и других вариантов биометрической идентификации может препятствовать полноценной реализации конституционного статуса гражданина. Причем это касается не только конкретных  прав и свобод, но и принципов конституционного статуса личности.  

Для примера, оценим эффект от внедрения биометрии на принцип равноправия. На первый взгляд, отношения, связанные с внедрением биометрии, подчеркнуто равноправны. Граждане как правило участвуют в формировании Единой биометрической системы добровольно, органы государственной власти и крупные коммерческие организации лишены возможности применения властного принуждения для склонения людей к сдаче биометрических данных. Однако формальное равноправие может быть гарантией равных возможностей только в сфере реализации личных и политических прав. А в экономических отношениях формальное равноправие граждан и крупных организаций всегда оборачивается фактическим неравенством. Гражданин получает формально равные права с субъектом, многократно превосходящим его по материальным, организационным и прочим возможностям, а отказ от взаимодействия с ним будет означать необоснованные затруднения в повседневной жизни. 

Внедрение биометрической идентификации лишь усугубит фактическое неравенство — любая потенциально конфликтная ситуация будет означать столкновение раз и навсегда идентифицированного гражданина с анонимизированными представителями корпорации, выполняющими прежде всего корпоративные инструкции. 

Многие конституционные ценности, связанные с реализацией личных и политических прав, также оказываются под угрозой. Дополнительные риски возникают в отношении защиты ценностей частной жизни. Развитие технологий идентификации человека по его изображению в сочетании с повсеместным распространением видеонаблюдения существенно ограничивают сферу частной жизни, по сути, ограничивая ее пространством жилища. Это не согласуется с общепринятым в обществе представлением о частной жизни, имеющим конституционное признание.

Высказанные предложения носят перспективный характер. Универсальные юридические правила разрешения конфликтов между интересами технического прогресса и традиционными ценностями пока не выработаны. Для минимизации вреда, который может быть причинен вторжением новых технологий в сложившийся жизненный уклад используется новая методология экспериментальных правовых режимов, допускающих отклонения от общих правил для испытания новых технологических решений. К примеру, с 2018 по 2022 год проводился эксперимент по тестированию беспилотных автомобилей на дорогах общего пользования. Сейчас экспериментальные правовые режимы введены в интересах развития технологий беспилотного воздушного и автомобильного транспорта. Подробнее об экспериментальных правовых режимах применительно к технологиям искусственного интеллекта можно узнать в специальной части нашего курса.

Задачу обеспечения баланса ценностей решают не только  государства, но и частные компании. Эти решения не всегда принимаются в пользу новых цифровых технологий. В 2018 году Microsoft, Amazon и IBM приняли решение об отказе от продажи своих технологий распознавания лиц органам охраны правопорядка до тех пор, пока не будут приняты правовые акты, определяющие пределы ее разрешенного использования. Однако подобные демарши крупных компаний сравнительно редки, чаще их решения продиктованы реализацией экономических интересов, которые зависят от продвижения новых цифровых технологий.  

В России в 2022 году в интересах крупных игроков рынка технологий искусственного интеллекта приняты изменения в законодательство о персональных данных. Изменения коснулись условий передачи персональных данных граждан третьим лицам для их обработки по поручению оператора. Ранее для этого требовалось исключительно отдельное письменное согласие гражданина. Это затрудняло использование облачной обработки данных, в том числе для построения моделей, используемых в системах искусственного интеллекта. Теперь передавать персональные данные третьим лицам для такой обработки можно и без отдельного согласия гражданина, например, при наличии договора с субъектом персональных данных.

Частные компании и общественные институты также впереди в деле формирования моральных оснований, на которых должно строиться новое право. Рекомендуем обратить внимание на исследование настроений в обществе по поводу вреда, который может быть причинен беспилотными транспортными средствами, проводимое учеными Массачусетского технологического института. В проекте с многообещающим названием The Moral Machine может принять участие каждый, его результаты открыты для всех: https://www.moralmachine.net/hl/ru.