4.5. Право на анонимность

Цифровая коммуникация обеспечивает возможность общения людей, находящихся далеко друг от друга. С одной стороны, удаленность пользователей в пространстве и общение через техническую инфраструктуру создает ощущение анонимности сетевого общения. С другой, проникновение сетевых технологий практически во все сферы общественной и личной жизни означает объективную необходимость обеспечения конфиденциальности чувствительных для личности цифровых данных. Уровень конфиденциальности должен быть по крайней мере не ниже конституционных стандартов, определенных еще для «аналоговой» информации. Необходимость приспособления классических правовых конструкций к цифровой реальности способствовала широкому распространению движения за право на анонимность общения в сети

При этом необходимо учесть то, что в действительности право на анонимность в Интернете пока в правовых актах не определено. Аргументы в пользу его закрепления в какой-то степени могут быть выведены из положения Конституции о том, что «каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения». Согласно сложившейся практике под иными сообщениями понимаются в том числе электронные – например СМС- и ММС-сообщения, факсимильные сообщения, передаваемые посредством сети «Интернет» мгновенные сообщения, электронные письма, видеозвонки, а также сообщения, пересылаемые иным способом . То есть тайна связи распространяется и на цифровые данные.

Закон о персональных данных также запрещает раскрывать персональные данные третьим лицам и распространять их без согласия субъекта этих данных. Аналогичные положения содержатся в Законе о связи. Уголовным кодексом предусмотрена ответственность за нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан. Проведение оперативно-розыскных мероприятий, включая получение компьютерной информации, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения.

В то же время Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы , утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 09.05.2017 № 203 оценивает анонимность критически. Она предусматривает выработку системы доверия в сети, «исключающую анонимность, безответственность пользователей и безнаказанность правонарушителей в сети Интернет».  В настоящее время в России доминирует движение в направлении ограничения анонимного общения.

Для формирования правовой основы ограничительных мер в 2014 году было введено понятие организатора распространения информации . Под его определение может подпасть практически любое лицо, осуществляющее деятельность в интернете — мессенджеры, социальные сети, почтовые сервисы и любые другие сайты, позволяющие пользователям обмениваться сообщениями. Роскомнадзор ведет реестр организаторов распространения информации, в который внесены практически все крупнейшие российские интернет-ресурсы и сервисы (Яндекс, ВКонтакте, Mail.Ru, Одноклассники, службы знакомств и другие сайты). С 1 июля 2018 года организаторы распространения информации по так называемому Закону Яровой обязаны хранить на территории России метаданные сообщений и сами электронные сообщения.

Метаданные – это информация о фактах приема, передачи, доставки и обработки электронных сообщений пользователей и информацию об этих пользователях. Проводя аналогию с обычной перепиской можно сказать, что метаданные – это электронный аналог того, что написано на конверте – адреса, информация об отправителе и получателе, почтовые отметки.

Также  сохраняется содержание переписки пользователей – текстовые сообщения, голосовая информация, изображения, звуки-, видео-, иные электронные сообщения. Они должны храниться до шести месяцев с момента окончания их приема, передачи, доставки и (или) обработки. То есть продолжая аналогию с бумажной перепиской, храниться должен и конверт с отметками, и письмо из этого конверта.

Организатор распространения информации обязан не просто хранить перечисленную информацию, но и предоставлять ее органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации. Если для обеспечения тайны электронной коммуникации используется шифрование, также предоставляется информация, необходимая для декодирования сообщений. Несоблюдение этой обязанности является административным правонарушением и основанием для блокировки информационного ресурса организатора распространения информации в сети Интернет. Отказ от предоставления ключей шифрования был основанием для ограничения доступа к Telegram в 2018 году.

С 1 марта 2022 года введены специальные требования об идентификации пользователей мессенджеров. Обязанность организатора сервиса обмена мгновенными сообщениями осуществлять идентификацию пользователей установлена статьей 10.1 Закона об информации. Правила идентификации утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 20.10.2021 № 1801, они вступают в силу с 1 марта 2022 года. Идентификация пользователей мессенджеров должна осуществляться с помощью номера мобильного телефона пользователя. Проверка принадлежности номера конкретному лицу проходит по двум каналам. Во-первых, для подтверждения номера администратор мессенджера предлагает пользователю совершить действия с использованием этого номера (например, ввести пин-код, отправленный через смс). Во-вторых, сведения о принадлежности номера определенному лицу обязан подтвердить оператор мобильной связи. Если проверка не пройдена, администратор мессенджера обязан не допускать передачу электронных сообщений пользователем.

Предложенный порядок не свободен от недостатков. Помимо очевидного наступления на интересы сторонников анонимного общения в сети, порядок не отвечает на два принципиальных вопроса – как будет осуществляться идентификация пользователей, не имеющих номеров мобильной связи и как обеспечить исполнение порядка зарубежными администраторами мессенджеров, находящимися вне действия российского права. На первый вопрос ответа пока нет, на второй возможно ответит практика применения Федерального закона «О деятельности иностранных лиц в информационно- телекоммуникационной сети «Интернет» на территории Российской Федерации». от 1 июля 2021 г. № 236-ФЗ. Мы уже подробно разбирали его нормы при изучении вопроса о действии цифрового права в пространстве.

Завершая обсуждение вопроса следует заключить, что право на анонимность в сети в России развивается скорее в сторону его ограничения. При этом также надо учесть позицию Европейского суда по правам человека, отметившего что «положения законодательства Российской Федерации, регулирующие прослушивание связи, не содержат адекватных и эффективных гарантий против произвола и риска превышения полномочий, которые присущи любой системе скрытого наблюдения…».