2.4. Равенство и равноправие в условиях сетевой инфраструктуры цифровой информации

Современные информационные сети функционируют по закону предпочтительного присоединения. Его эффект состоит в том, что ценности равноправия и  социальной справедливости в сетевых отношениях проявляются в меньшей степени, чем в обычной жизни.

Закон предпочтительного присоединения объясняется так: когда в сети появляется новый узел, вероятность его связи с любым другим узлом, уже включенным в сеть, пропорциональна количеству связей, имеющихся у этого узла[1]. Другими словами, узлы с большим числом связей получают еще больше связей. Известные становятся еще известнее. У узла с наибольшим количеством связей самые высокие шансы на получение новых, и чем больше их у него появляется, тем привлекательнее он становится.

Популярность в сети определяется количеством ссылок. Популярность привлекательна и то тому, у кого что-то есть, дается еще больше. Новые пользователи социальной сети с большой долей вероятности будут подписываться на аккаунты пользователей, которые уже имеют большое число подписчиков, тем самым способствуя росту их популярности[2].

Если упорядочить узлы по числу связей и построить график, получится кривая обратно-пропорциональной зависимости с длинным хвостом. В хвосте оказывается абсолютное большинство узлов – пользователей со сравнительно небольшим числом связей. Напротив, хабы – наиболее известные узлы с миллионами связей немногочисленны, их буквально считанные единицы.

Исследователи видят в этом проявление правила Парето, выражающего обратно-пропорциональную. зависимость. Закон Парето был выявлен при измерении благосостояния населения стран в начале XX века и означал, что в руках небольшой группы наиболее преуспевающих людей (не более 20%) сосредоточена основная часть капитала (до 80%). С тех пор была подтверждена применимость этого правила к объяснению многих аспектов общественной жизни. В том числе к объяснению закономерностей развития информационных сетей.

Обратно-пропорциональной зависимости подчиняется популярность сайтов, объем передаваемых в сети файлов, рейтинг пользователей социальных сетей по числу подписчиков. Важно понимать, что соотношение 20% к 80% математически является приблизительным. В то же оно позволяет преодолеть так называемое заблуждение 50/50 – иллюзии об одинаковом значении разных факторов, которая на первый взгляд представляется логичной и является социальным основанием для правового равенства. Таким образом сетевая структура цифровых данных способствует монополизации оборота цифровой информации и требует специальных мер, направленных на поддержку конкуренции.

Эффективность регулирования цифровых отношений также зависит от учета упомянутого принципа. В частности, непрактичны запреты и ограничения, игнорирующие особенности сетевой структуры. Закон предпочтительного присоединения подсказывает, что прежде всего необходимо ограничивать нежелательную информацию, исходящую от крупных хабов социальных сетей. То есть от пользователей с сотнями тысяч и миллионами связей. Однако правоприменительная практика складывается иначе – чаще всего к ответственности за распространение, например, экстремистских материалов привлекаются пользователи имеющие единицы и десятки подписчиков в социальных сетях.

Показательно дело Андрея Бубеева[3]. Он был осужден на 2 года и 3 месяца лишения свободы за публичные призывы к экстремистской деятельности и нарушению территориальной целостности Российской Федерации. Публичность призывов выразилась в их распространении среди двенадцати подписчиков в социальной сети «Вконтакте». Формальные основания для привлечения к ответственности, безусловно, были. Но вряд ли можно согласиться с тем, что уголовное наказание достигло всех своих целей. Инициировав уголовное преследование, правоохранительные органы поместили в центр общественного внимания информацию, которая с очень высокой долей вероятности никогда бы туда сама по себе никогда не попала. Таким образом они стимулировали проявление эффекта Стрейзанд. Общественная кампания в защиту обвиняемого сделала его и его взгляды широко известными. Поиск Google дает доступ к четырнадцати тысячам страниц, на которых упоминается его дело и к трем тысячам страницам с упоминанием спорной статьи, за распространение которой он был наказан. Эти величины несопоставимы с исходной аудиторией в 12 подписчиков.

Привлечение к ответственности администраторов крупных сетевых проектов, напротив, крайне редки. Даже если есть законные основания, государственные регуляторы далеко не всегда реагируют на их противоправную деятельность.

В этом смысле интересно дело социальной сети Linkedin. В 2016 году доступ к ней с территории Российской Федерации был заблокирован по решению Таганского районного суда г. Москвы. Основанием стало нарушение нормы Федерального закона «О персональных данных», согласно которой оператор обязан обрабатывать персональные данные граждан Российской Федерации с использованием баз данных, находящихся только на территории Российской Федерации. Имеется в виду так называемый Закон о локализации персональных данных, принятый в 2015 году. Известно, что до настоящего времени закон о локализации данных выполнили далеко не все крупные зарубежные ИТ-компании. При этом никто из них, кроме сравнительно небольшой по количеству российских пользователей сети Linkedin, не был заблокирован или ограничен. Это можно называть избирательным правоприменением. Оно ведет к произволу и нарушению принципов равенства, а также к отрицанию верховенства закона, но вполне соответствует закономерностям сетевых отношений.

Дело в том, что доступ к информационным продуктам крупных IT-компаний, важен для как для отдельного гражданина, так и для больших социальных групп, сопоставимых по размеру с числом избирателей, голосующих на выборах. Поэтому решения об ограничениях и блокировках подчиняются не только правовой, но и политической логике. Тем более, что крупные IT-проекты, такие как YouTube, Wikipedia или Twitter технологически очень сложны и их практически невозможно скопировать или заменить отечественными аналогами.  


[1]  Albert-László Barabási, Jennifer Frangos. Linked: How Everything Is Connected to Everything Else and What It Means for Business, Science, and Everyday Life. Hachette UK, 2014. https://bit.ly/3IBleOo

[2] См. Больц, Н. Размышление о неравенстве. Анти-Руссо [Текст] / пер. с нем. И. А. Женина; под науч. ред. Я. Н. Охонько; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2014. https://bit.ly/3r4uzZj

[3] https://bit.ly/32BTAl8

[4] Блокировка LinkedIn – «пробный шар» или бизнес-проект // bbc.com. https://bbc.in/3H8MRxZ

[5] См. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 года № 3-П, от 15 июля 1999 года № 11-П, от 25 февраля 2004 года № 4-П, от 20 апреля 2009 года № 7-П, от 6 декабря 2011 года № 27-П, от 29 июня 2012 года № 16-П и др.