4.2. Право на предоставление и распространение цифровой информации

Понятия «представление» и «распространение» применительно к информации разграничены в зависимости от круга лиц, получающих доступ к ней. Информация предоставляется определенному лицу, а распространение происходит в отношении неограниченного круга лиц. Например, отправка электронного сообщения пользователю мессенджера или определенному пользователю сервиса электронной почты является предоставлением цифровой информации. В то же время информация, размещенная на сайте может находиться как в режиме распространения, так и предоставления. Если для доступа к ней требуется регистрация в качестве лица, обладающего определенным статусом, то это следует считать предоставлением. Если она доступна без регистрации происходит распространение. Предоставление информации по общему правилу осуществляется в порядке, который устанавливается соглашением лиц, участвующих в обмене информацией.

Распространение информации для всеобщего сведения может оказать влияние на более широкий круг лиц, чем предоставление, поэтому требует более детального регулирования. К распространению данных в цифровой форме применяются общие требования, установленные законодательством для оборота информации. В частности, запрещается распространение информации, которая направлена на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, а также иной информации, за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность.

В то же время, цифровая информация отличается высокой потенцией к распространению и другими качествами, делающими ее чувствительной для личности, общества и государства. Поэтому к ней предъявляются специальные требования. В частности, требуется идентификация обладателя информации. Владелец любого сайта в сети Интернет обязан разместить на принадлежащем ему сайте информацию о своих наименовании, месте нахождения и адресе, адресе электронной почты для направления заявления о нарушении авторских и (или) смежных прав, а также вправе предусмотреть возможность направления этого заявления посредством заполнения электронной формы на сайте. Однако в настоящее время конкретные меры ответственности за неразмещение на сайте информации о владельце для физических лиц и организаций пока не установлены.

Более серьезные правовые меры предпринимаются для обеспечения  достоверности цифровой информации. Во-первых, частью 1 ст. 15.3 Закона об информации предусмотрено ограничение доступа  к недостоверной общественно значимой информации, распространяемой в сети под видом достоверных сообщений. Это происходит если распространение такой информация создает

—    угрозу причинения вреда жизни, здоровью граждан их имуществу,

—    угрозу массового нарушения общественного порядка и общественной безопасности

—    угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи.

Во-вторых Уголовный кодекс и законодательство об административных правонарушениях также запрещают распространение заведомо ложной цифровой информации, если ей придан вид достоверных сообщений. Уголовное наказание предусмотрено за публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, о мерах по обеспечению безопасности населения и территорий. Также уголовное наказание предусмотрено за публичное распространение любой заведомо ложной общественно значимой информации, повлекшее тяжкие последствия (ст. 207.1 и 207.2 УК). Эти нормы были введены Федеральным законом от 01.04.2020 г., что позволяет связать их появление с противодействием информационным последствиям пандемии короновирусной инфекции.

В связи с необходимостью противодействия распространению недостоверной информации о специальной военной операции на территории Украины уголовный закон был дополнен статьей 207.3. «Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации, исполнении государственными органами Российской Федерации своих полномочий». Запрещено публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, а равно содержащей данные об исполнении государственными органами Российской Федерации своих полномочий за пределами территории Российской Федерации в указанных целях.

Первым по статье о дискредитации российской армии стал приговор депутату муниципального округа Красносельский города Москва Алексею Горинову. В июле 2022 года он был приговорен к семи годам лишения свободы. Согласно материалам дела, на заседании представительного органа местного самоуправления 15 марта 2022 г. А. Горинов заявил, что развлекательный досуг для москвичей недопустим, так как «на территории соседнего суверенного государства ведутся боевые действия».

Публичный характер распространения заведомо ложной информации может проявляться в использовании для этого информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе мессенджеров (WhatsApp, Viber и других), в массовой рассылке электронных сообщений абонентам мобильной связи . Наказание может быть назначено как автору такой информации, так и лицу, повторяющему поступившие ему сведения (например, сделавшему репост). Однако в последнем случае необходимо установить, что лицо, сделавшее репост, сознавало, что размещенная им информация является ложной, и имело цель довести эту информацию до сведения других лиц. О придании ложной информации вида достоверной могут свидетельствовать, например, формы, способы ее изложения – ссылки на компетентные источники, высказывания публичных лиц,, использование поддельных документов, видео- и аудиозаписей либо документов и записей, имеющих отношение к другим событиям.

Аналогичные составы административных правонарушений предусмотрены пп. 9-11 статьи 13.15 Кодекса об административных правонарушениях.

Следует учесть, что перечисленные нормы допускают широкое усмотрение правоохранительных органов. Теоретически под определение недостоверной общественно значимой информации может попасть и недостаточно точный прогноз погоды. Например, для привлечения к административной ответственности главного редактора сайта «ЭХО Москвы» в марте 2020 года оказалось достаточно того, что в опубликованном интервью о COVID-19, содержалась информация существенно противоречащая данным органов публичной власти. В интервью политолог Валерий Соловей заявил, что «в РФ имеется порядка 1,6 тыс. подтвержденных случаев смерти людей от коронавируса с середины января 2020 года, а количество инфицированных оценивается в 130–180 тыс.». В то же время, по данным оперативного штаба по противодействию распространению инфекции, в тот день в России было зафиксировано всего 93 случая заражения и ни одного смертельного случая. Рассматривая этот случай в ретроспективе, вряд ли можно с уверенностью сказать, что информация оперштаба также соответствовала действительности.